С божией помощью мамонов

«Не надо обольщаться, что после нас только прах останется». Памяти Петра Мамонова

Не думайте, что после нас останется только прах

Не повторяйте ошибку Шатунова! Эналаприл нельзя пить никому! В сто раз лучше выпить обычной...
9 часов назад
Народ онемел! В свои 70 она выглядит на 35! Секрет прост, она мажет лицо советским столовым 8%...
8 часов назад

Петр Мамонов умер. Он умер, оставив после себя те же вопросы, которые возникают в головах россиян, читающих биографии Блока, Гоголя или Толстого. Что это — правда, пропаганда, бред или какое-то безумие? Если это безумие, то оно подозрительно знакомо. Кстати, сам Мамонов известен не своими клиническими проявлениями, которые он с большим успехом имитировал в психиатрических больницах, избегая армии, а какими-то тонкими и разрозненными следами, которые русская культура унаследовала от раннего христианства и Византии. Эти следы остались в русской истории в виде смутных воспоминаний о блаженном Василии, пушкинском юродивом из «Бориса Годунова», к которому мальчики водили в Петербург девушку по имени Ксения. Это культурное и в некотором смысле принудительное безумие, форма сознательного действия, которая, в отсутствие языка и доступных средств коммуникации, напоминает нам о присутствии Бога, настойчиво и вызывающе требуя, чтобы мы увидели невидимое. Эта самая невидимость мистическим образом связана с историей жизни Петра Мамонова, то звучащей в песнях, то воплощающейся в диких выходках на сцене. Фигура Мамонова не только успешно связывает «поколение надсмотрщиков и охранников» с современностью, но и оставляет за собой странную тень, которая ведет внимательного зрителя не в историю русского рока, а в тень средневекового христианства.

Биография Мамонова неожиданно напоминает шаги апостола Павла, который называл себя «апостолом народов», и типичную жизнь мальчика-мастера из «хорошей московской семьи» позднего Советского Союза. Его мать была переводчицей со скандинавского языка, а отец — великим инженером. Он вырос в самом центре Москвы, среди элитных школ, элитных друзей, элитной западной музыки на виниле, привезенной из-за железного занавеса, неоконченного высшего образования, почти десятилетия подработок и, конечно же, бродячей жизни с алкоголем, наркотиками и роком. Ролл. Это классическая биография того самого «поколения надсмотрщиков и охранников», из которого вышло много знаменитостей, но еще большее количество людей ушло в никуда. Мамонов оказался в числе выживших. В то время все это называлось «как все», но Мамонов вскоре принял это как то, чего он не мог вынести. Он неизбежно должен был выделиться. В 1970-х годах молодой незнакомец на Тверской улице носил белое вафельное полотенце на голове и пару ярко-белых брюк, сшитых из инновационной черной кожи и простыней. С ободка его солнцезащитных очков свисала цепочка от унитаза. ‘Жизнь была — пить, есть, прыгать, а главное, — вспоминал Мамонов много позже, — жизнь была как у дьявола’.

То, что он талантлив, долгое время не было очевидным для Мамонова. Поэзия сопровождалась болью, и долгое время музыка существовала только внутри, выражаясь скорее в пластических жестах, напоминающих танцы, чем почечные колики. Только после того, как в возрасте 30 лет Мамонов сыграл и прошептал что-то на двух струнах Артемию Троицкому, он решил создать группу. ‘Sounds of Moo’ назван очень метко. То, что играл Мамонов, не соответствовало какому-либо музыкальному стилю.

В одной квартире неподалеку пели все звезды того времени — зоопарка, кино и аквариума. Девочка из средней школы — ах-ах-ах», — пел пьяный красивый молодой человек Чой высоким голосом, и все они романтично вздыхали. Я плохая. Я бездельник. Но я могу летать», — ответил Мамонов со страшными судорогами. Но когда в 1987 году в Москву приехал известный британский композитор и продюсер Брайан Ино, он выбрал «Звуки Му» из всех российских групп и попросил Мамонова спродюсировать альбом и организовать гастроли за рубежом. Эно назвал следующие причины для своей похвалы. Он — типичный русский богатырь. . персонаж со страниц гоголевских повестей. Вы когда-нибудь читали «Записки сумасшедшего»? Для меня таким героем является Петр Мамонов.

Часто бывает физически трудно смотреть видеозаписи его концертов. Это не спектакль, а публичное, публичное мучение. Как ни странно, сам процесс исполнения песни становится больше, чем песня, а творец оказывается больше, чем его творение. Он шаман, — говорит о Мамонове Иван Окробистин. -интереснее, чем произведение искусства, которое он сам создает… Когда слушаешь Мамонова, понимаешь суть рока. Суть комбинации, которая формируется только музыкально. В этом и заключается парадокс Мамонова».

Эта смесь выедает грибок после первого использования! Пишите простой рецепт: смешайте обычный...
6 часов назад
Чтобы удовлетворять супругу после 55, вместо виагры, раскрошите в стакан воды 5 грамм обычного...
9 часов назад

Последовали успех, признание и гастроли в Европе и США, после чего Мамонов решительно и даже грубо объявил, что идея Sound of Moo устарела, и группа распалась. В документальном фильме Константина Смилги «Петр Мамонов. Черное на белом», Мамонов за десять лет до своей смерти сказал, что «его растворила гордыня». — У меня есть талант. И я гнался за всеми остальными, считая себя талантливым.

Портрет Петра Мамонова в начале 1990-х годов известен всем любителям российского кино. Фильм Павла Лунгина «Такси-блюз», вышедший в 1990 году, является чем-то вроде универсального портрета перестройки в России. Честно говоря, фотографии получились не впечатляющими. Петр Мамонов, который на самом деле играл самого себя, с удовольствием сыграл вечно пьяного гения. Иногда он «разговаривает с Богом», но делает это так, что окружающие его болезненно раздражают. Иногда он дерется, иногда напивается, иногда пьет и дерется. Мамонов вызвал настоящий отклик у зрителей, которые хотели задушить его где-то в течение десяти минут фильма. Но Европа полюбила этого талантливого русского монстра — фильм стал лучшим режиссером в Каннах.

Его жизнь изменилась к худшему в возрасте 45 лет, на пике славы. Обычный сквозняк от противопехотной мины внезапно взорвался у его ног, разнеся вдребезги кости и брустверы старого окопа. ‘Позвольте мне купить молитвенник…’ ‘ — вспоминал позднее Мамонов. С этого момента разговор с Богом продолжался на разных языках: «В тот момент я понял, что талант — это Бог. А я всего лишь пеха. Как я могу поговорить со своей женой? Как я могу поговорить со своим парнем? Тогда все стало ясно. Теперь Мамоновы и двое их детей жили в палатке на окраине Москвы, на краю деревни Ефаново. Реальность Бога и вера диктовали свои условия, требуя ежедневных усилий и, прежде всего, покаяния. Позже он сказал: а Менделеев никогда не сомневался в существовании Бога. Одна 17-летняя девушка подтвердила, что Я буду ходить так, как захочу. Он проведет остаток жизни на ринге», — вмешался Мамонов.

Его сценическая персона осталась практически неизменной, но в орбиту размышлений вошли новые персонажи, в том числе Чехов, Пушкин и пастор Эфраим Ширин. Десять лет спустя молодой Мамонов снова встретил Павла Лунгина на съемочной площадке. Они уже были другими людьми и другой страной. На острове Мамонов стал нищим монахом, одиноким токарем, до конца жизни кающимся за страшные грехи своей молодости. Зрители видели фильм и не могли поверить, что она искренне молится тому же человеку, который слюнявит и бегает ногами по сцене. Фильм был воспринят как откровение. Лучший христианский фильм года «Шесть статуй Ники, шесть беркутов» — это лишь малая часть золотого дождя, который выпал на съемочную группу и лично на Петра Мамонова. Из музыканта, известного узкому кругу экспертов, он вдруг стал почти сакральной фигурой, защитником всей России. Остров разорвал рейтинги в клочья. Возможно, секрет этого успеха хранится на этом священном острове русской культуры, где находится ключ к России, стране, которая упорно верит в чудеса, превращающие зло в добро. Петр Мамонов — символ этой надежды.

Реакция на фильм разделила зрителей на верующих и неверующих. Петя — это как цирковая лошадь, которая знает только один трюк, — говорит Артем Троицкий. -Этот трюк Петя будет проделывать до конца своей жизни». Сам Мамонов, однако, придерживался иного мнения. Я возвращаюсь к себе».

Теперь Мамонов уехал. Не обманывайтесь, что после нас останется только прах», — говорил он. Ему остается не только его память, его архив, его фильмы, но и эта мимолетная тень, уходящая в глубины исторической дали и России. Как и истории Пушкина и Толстого в прошлом, возможно, история его жизни — это своего рода мифический маркер, бесконечный шрам на острых бицепсах нашего времени, напоминание о том, откуда мы пришли и куда нам предстоит идти.

Если нет зубов, наденьте съемные виниры! C 9 августа раздают бесплатно. Получить...
7 часов назад
Тот самый метод лечения глухоты из союза! Запишите это! Слух вернется через 6 дней благодаря этой хитрости...
9 часов назад

Читайте также