Хочу к Пламенным Младенцам

02.06.2020 Administrator

Автор: Сергей Беликов, г. Красный Сулин, Ростовская область, 24.09.2019

Очередная ночь прошла без снов. А до этого, лишь только голова касалась подушки, я выходил на бесконечную дорогу через леса и перелески, поля и луга, преодолевал бурные реки по шатким мостикам, ночевал в разрушенном храме без окон и дверей. Меня поливали дожди, ноги утопали в грязи, ветви деревьев целились в глаза, а огромные комары стремительно пикировали и впивались в лицо и кисти рук – единственные открытые места на теле. Но я всё преодолел, прошёл за четыре дня почти 120 километров и вернулся домой обновлённый, как Иванушка из «Конька-Горбунка» после купания в трёх котлах.

Называется это путешествие, которое я один раз прошёл наяву и несколько раз во сне, – Климковский крестный ход к Пламенным младенцам.

В этом году трудную дорогу осилило более пятисот паломников из Москвы, Кировской, Ростовской, Нижегородской областей, Краснодарского края, Северной Осетии, Удмуртии, Республик Мордовия и Марий Эл и даже с Украины.

Есть расхожая фраза: «Крестный ход идёт – ад трепещет». «Пламенных младенцев» это касается напрямую, ведь причиной появления хода стала жуткая смерть троих маленьких детей. Семилетнего Дмитрия, четырёхлетнего Илью и двухлетнего Василия зарубил топором их отец. Эта трагедия произошла в конце XIX века в вятском селе Елёве. В семье Егора Воронина было восемь детей, жили очень бедно. Однажды родитель послал старших сыновей просить милостыню, девятилетнюю дочь отправил смотреть за коровой. А сам убил троих младших детей и сжёг их тела в печи. Убийца умер полгода спустя в больнице от душевного расстройства, не дожив до суда. В память о невинно убиенных соорудили три часовни и организовали крестный ход. Ежегодно в нём участвуют сотни людей со всей России.

Климковский крестный ход 2 августа 2019 036

Во время большевистских гонений на церковь крестный ход был запрещён. Возродился он двадцать лет назад. Паломники выходят из города Белая Холуница, останавливаются в селе Климковка, далее путь лежит в Елёво. Этого населенного пункта сейчас не существует, но сохранилась старинная полуразрушенная церковь Петра и Павла. От храма паломники направляются к месту гибели Дмитрия, Василия и Ильи, где установлен памятный знак. Здесь проходит панихида. После людей ждёт ночёвка в храме. Утром крестный ход отправляется в обратный путь.

За день до поездки в Кировскую область позвонила дочь:
– Папа, ты ведь собираешься в крестный ход «Пламенные младенцы»? А в интернете пишут, что туда идут лишь паломницы, которые делали аборт или имели какое-либо отношение к смерти маленьких детей. Тебе-то это зачем?
– Не стоит во всём доверять интернету, – посоветовал я Насте.

А потом объяснил, что Климковский крестный ход направлен на защиту детства и против абортов. Аборты – настоящий бич современной России. Больше миллиона в год. Сколько же народу мы теряем?

Позже я обнаружил, что многие паломники каются в грехах, которые к детям отношения не имеют. Когда число желающих исповедоваться зашкаливает, а священников мало, то в очереди перед аналоем можно провести не один час. Передо мной стоял высокий седоватый мужчина. К нему подошли две паломницы, видимо, из группы, с которой дядька приехал.

– Иван Егорович, – обратилась одна из женщин. – Наши уже недалеко от батюшки. Вы можете вместе с ними исповедоваться.
– Благодарю, – кивнул Иван Егорович. – Но я постою.

Паломницы ушли, а я недоумевал. Земляки ведь могут пустить в очередь на исповедь знакомого, это не возбраняется. Никто не стал бы возмущаться. Я и сам не раз таким образом сокращал время ожидания.

Когда подошла наша очередь, священник сообщил паломникам:
– Сейчас мне нужно участвовать в службе, так что извините. Последним я приму вот его, – и батюшка ткнул пальцем в Ивана Егоровича.
– А если бы очередь закончилась не на мне, а на вас, вы бы сильно пожалели, что отказались от помощи знакомых? – спросил я после того, как мужчина исповедался. – Ведь почти полтора часа ждали.
– Борюсь с гордостью и тщеславием, – ответил Иван Егорович. – Так что мне полезно в очереди потомиться.
– Из-за работы? – предположил я.
– Ага, – кивнул собеседник. – Я глава администрации, – и, заметив, что челюсть у меня отвисла, добавил с усмешкой: – Сельского поселения всего-навсего. Но на территории проживает больше пяти тысяч человек. Вот и приходит мне мысль: «Их пять тысяч, а выбрали меня. Разве я не молодец, разве не гений?» А потом говорю себе: «Стоп, Ваня. Ты же православный человек, казак, как же ты позволяешь гордыне съедать тебя?» Иду в храм, исповедуюсь, а батюшка советует: «Тебе бы, Иван Егорович, в крестный ход сходить, чтобы оказаться среди простых людей, таких, как твои селяне. Побыть одним из них». И вот я здесь. А они меня снова хотят по блату пропихнуть. Причём из добрых побуждений.

Хочу к Пламенным Младенцам

У Елены из Северной Осетии свои резоны отправиться в крестный ход. Абортов она не делала, родила благополучно троих сыновей и дочь. Но муж умер. А однажды в жизни Елены появился Денис. Высокий и красивый. Сама Лена росточка небольшого, внешности обычной. И стали они жить. Любви особой не было, но когда Денис шёл рядом с Леной, все встречные дамы скрежетали зубами от зависти. Так она повышала свою самооценку.

Денис не работал, жил на всём готовом. Когда дети выросли и выпорхнули из гнезда, расходов стало меньше и Елена купила мужу машину. У Дениса в семье была единственная задача – повышать «рейтинг» Лены. Так он и поднимал его 15 лет, а затем ушёл к молодой. Елена кинулась со своей бедой в храм, а священник первым делом поинтересовался: «Расписаны были? Нет? И не венчаны? Так чему ты удивляешься? Жила в блуде, в грехе, вот и наказана. Каяться надо. Хорошо бы в крестный ход сходить». И Елена выбрала «Пламенных младенцев».

Ночевали вы когда-нибудь в заброшенном храме прямо на полу? Ощущения трудно передать. Конечно, ничего экстремального нет, если ночёвка проходит в августе и есть тёплый спальный мешок. Даже если церковь расположена в Кировской области. Это ведь ещё не суровый Урал. Но только не этим летом.

Раннее похолодание охватило почти всю территорию России. В местах, где проходил Климковский крестный ход, ночью температура опускалась до 4 градусов. Видя, что я кладу клеёнку прямо на голый пол, молодой священник покачал головой:
– Так вы утром не подниметесь. Надо нарвать травы и положить толстый слой. Сверху клеёнку, на неё коврик и только потом спальник.

– Вы, батюшка, кажется, человек опытный, – сделал я вывод, когда притащил охапку травы. – Видимо, не впервые здесь.
– Третий раз иду, – кивнул священник.

Выяснилось, что отец Виталий из Москвы. Служит в одном из столичных храмов, часто бывает в паломнических поездках. Это не любопытство, а способ потрудиться, пережить трудности во славу Божию.

– А почему вы один? – удивился я. – Где ваши спутники?
– О, у меня такие спутники, что других грех и желать, – повеселел отец Виталий. – Я несу большую икону. Вот она да ещё Господь – и есть мои спутники. Они никогда не подведут, с ними ничего не страшно.

Хочу к Пламенным Младенцам

Во время крестных ходов случаются чудеса. Люди излечиваются от рака, ступают на змею, а она их не кусает. Своими глазами я этого не видел, да и, признаться, к таким рассказам отношусь с изрядной долей скептицизма. В смысле веры в чудеса я пока ещё плохой христианин. Но чему стал свидетелем, то расскажу. Диана – человек, в словах которой я не сомневаюсь.

– Какая история со мной приключилась! – затараторила она, едва увидев меня после ночёвки в храме Петра и Павла. – Я ведь южное осетинское растение, для меня холод – это смерть. Положила целлофан на каменный пол, сверху кинула рюкзак (никто не подсказал Диане про подстилку из травы) и поняла, что эту ночь не переживу. Лежу в спальнике, молюсь Богородице о помощи и тихо околеваю. Вдруг слышу – кто-то бредёт по проходу и спрашивает, есть ли свободное место. А его нет, всё занято. «Что же мне, на улице ночевать?» – чуть не плачет женщина.

Я представила её замерзающей на голой холодной земле и пришла в ужас. Говорю: «Женщина, можете примоститься ко мне. Если мы ляжем боком, то поместимся». Конечно, она согласилась. Паломница легла, и вдруг я почувствовала, как меня обдало жаром, словно тёплый поток от печки. Я согрелась и заснула. А утром благодарю спутницу:
– Вы такая горячая! Вы меня этой ночью спасли от смерти. Благодаря вам я не замёрзла.
– Ну что вы, – улыбнулась женщина. – Я всегда холодная как лягушка, – и она прикоснулась ко мне – её рука действительно была ледяной. – Это вы меня спасли. Я молилась Божьей Матери, чтобы Она мне помогла приткнуться где-нибудь под крышей. А тут вы…

И меня словно осенило! К Богородице идёт нескончаемый поток просьб. Вот она и приспособилась исполнять мольбы по принципу «два в одном».

А ещё я очень рад. Рад тому, что в последний день хода мозоль на ноге нестерпимо болела и, тем не менее, я не свернул с пути. Рад, что в трудных условиях, когда накатывала волна отчаяния, умудрялся улыбаться и шутить. Рад, что не растерял дорогой благодать этого путешествия, хотя предпосылки к тому были.

Значит, надо готовиться к следующему крестному ходу.

Климковский крестный ход 5 августа 2019 152

НАШИ КОНТАКТЫ

Русская Православная Церковь, Уржумская епархия
Белохолуницкое благочиние