22.12.2017 Administrator

Духовные основы трезвости

Трезвость в узком смысле слова — физиологическое состояние, характеризующееся отсутствием опьянения. В широком смысле слова трезвость — состояние, в котором человек свободен от пороков, приводящих к болезням души и тела. Трезвость проявляется через здравомыслие, воздержание от алкоголя, одурманивающих веществ и действий и является естественным состоянием человека, в котором в полноте реализуется Богом дарованная свобода.

Согласно Библейской энциклопедии 1891 года, «Трезвость − христианская умеренность в употреблении пищи и пития, равно как особая, непрестанная бдительность над собой в охранении души и тела от всяких нечестивых, греховных мыслей, пожеланий и дел». Трезвость переходит в трезвение — христианскую добродетель, заключающуюся во внимательном отношении к духовной жизни, дисциплине ума, то есть в хранении себя от греха при непрестанном обращении к Богу.

Трезвение — процесс духовно-нравственного совершенствования человека, направленный на достижение трезвости. Трезвение как духовное бодрствование — одна из важнейших христианских добродетелей. Является частью христианского миросозерцания, и потому не встречается в современной нехристианской культуре. Термин впервые используется в Новом Завете святыми апостолами Петром и Павлом: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Петр. 5:8). Важно, что для обозначения добродетели было выбрано слово, означающее состояние, противоположное опьянению.
Святитель Иоанн Златоуст говорит, что опьянение «происходит не от одного опьянения вином, но и от опьянения гневом и непристойной похотью».

Трезвость души проявляется во всех ее силах: в уме, воле и чувствах.

Трезвость ума предполагает, что человек не будет «опьянен» своими мыслями, потеряв способность к их критическому анализу, подчиняя логику своих мыслей какой-либо страсти. Мы знаем, что часто ум оправдывает человека в его грехах, или может даже подводить богословское обоснование для своего греховного поведения.

Трезвость чувств предполагает, что человек не теряет контроль над своими чувствами. Примером «опьяненности» чувствами является состояние бурной влюбленности у незрелого молодого человека, когда он вместо реального человека видит нарисованный в восторженном воображении образ.
Трезвость воли предполагает, что человек легко управляет своей волей, может легко решиться на какое-либо доброе дело, а в принятом решении готов проявить настойчивость и довести дело до конца. Нерешительность и упрямство — два проявления нетрезвой воли.
Достижение трезвости хотя и не является целью христианской жизни, но является необходимым условием спасения души.

Грех и зависимость

У слова «грех» (особенно в значении порочной страсти, порока) есть синоним, наиболее ярко характеризующий то, что происходит с человеком, совершающим грех — «зависимость». Согрешив, человек становится зависимым от греха, и эта зависимость передается нам, как наследникам Адама. «Человек же, который по природе способен вместить и добро, и зло, как земля принимает и те, и другие семена, принял совет врага и сластолюбца и, прикоснувшись к древу, преступил заповедь и ослушался Бога. Итак, он выброшен в этот мир, как в тюрьму для осужденных». Отвергнув путь верного восшествия по лествице, человек стал зависимым.

Любой грех влечет за собой подверженность человека последующему повторению этого греха. Грех утверждает человека на пути, обратном замысленному Богом: вместо движения вверх, человек движется вниз. И это движение не есть искреннее желание человека, не есть его свобода — данная реальность основана на зависимости. Причащаясь злу, погружая в него свою природу, человек становится полностью зависимым, в нем рождается тяготение ко греху. «Страсть в отношении к деятельности человека есть истинно духовное рабство: человек ею, как невольник, ведется на зло, даже против воли, против своего желания. Велико мучительство обычая (навыка), потому что он превращается в истинную потребность». Здесь человеческая природа терпит полное унижение от греха.

Основное свойство греха — обращение в привычку. Если человек не изглаживает грех покаянием, то греховная привычка укореняется и ведет к греховной страсти через иерархию человеческой природы: сначала в грехе укореняется тело, когда же органы тела приобретают греховный навык, они приводят в движение страсть, которой последовательно подчиняются душа и дух человека. После полного подчинения духа человек становится окончательно рабом дьявола.

Человеческая природа, уникальная по своей структуре, состоит из сложно устроенных души и тела, которые в замысле Божием должны быть едины в своем устремлении к Богу. Грех вносит в жизнь человека разделение, и это разделение происходит на всех уровнях. В первую очередь происходит раскол между Богом и человеком — человек уже не чувствует близости Бога. Затем дух и душа, объединенные в едином порыве ко Творцу, становятся разрозненными между собой. Человеческие энергии перенаправляются, и теперь соподчинение происходит не в изначальной иерархичности, где духу подчиняется душа, а душе — тело, но в новом виде: душа и дух подчиняются плоти.

Православие понимает зависимость как эгоизм, нежелание принять в свою жизнь Бога, как отказ от великого ради малого. Межипостасный разрыв приводит к полному уничтожению любви в человеческой жизни.
Зависимость имеет прогрессирующий, спиралевидный характер. «Иной пытается воздерживаться от греха, но вскипает, как огонь, страсть, и увлекает к привычным греховным делам. Иной терзается, мучится, окаявает себя, когда страсть утихает, но лишь придет она в движение, беспрекословно покорствует ей и охотно предается в руки своего мучителя. У иного сила и господство страсти доходит до того, что ни убеждение, ни страх, ни стыд, ни беды, ни даже смерть не в силах отвратить его от греховного дела».

Прельщение, подобно раковой опухоли, постепенно, но неизбежно искажает всего человека, приводит его к физической и духовной гибели. Человек сам себя делает окончательным рабом греху и отказывается от истинной свободы раба Божьего. Конец этого пути — смерть духовная. На последнем этапе этого процесса — зависимые, «как бессловесные животные, водимые природою», искаженной в способах своего существования, вступают в состояние порабощения закону греха. «Оставив прямой путь, они заблудились… ибо, кто кем побежден, тот тому и раб».

Однако в земной жизни не бывает еще невозвратной, абсолютной зависимости. Точкой невозврата является физическая смерть, пока же человек не переступил этой грани, он может совершать с помощью благодати Божией исправление своего личного душевно-телесного состояния. Необходимо переступить барьер, который создается между человеком и Богом в результате греха. Но чтобы переломить негативную динамику, необходимо, чтобы Бог дал на это силы. В этом и заключается ядро православного понимания сотрудничества Бога и человека в деле спасения человеческой ипостаси. Человек должен сам выйти навстречу к предлагающему Себя Богу — только так можно начать процесс исхода из рабской зависимости и обретения подлинной свободы.

«Среднего», нейтрального положения между усилием воли и переломом ситуации, с одной стороны, и «стихийным» возрастанием зависимости, с другой стороны, не существует! Равновесие здесь невозможно: пассивность человека всегда оказывается на поверку новой победой греха и разрастанием духовной болезни.

Трезвость в системе общих ценностей

Как ни парадоксально на первый взгляд, но для православного трезвенного движения трезвость не является самоцелью. Людей надо вести не к трезвости, а к Богу. Просто на пути к Богу мимо трезвости не пройдешь.

Большая ошибка — ставить конечной целью трезвость, ибо не всякая трезвость от Бога. Нужна ли трезвость, основанная на гордыне и надменности? Или «чудесное» исцеление, предложенное экстрасенсом? Есть и трезвость, основанная на страхе: возьмите пистолет, приставьте к пьянице, и заставьте его не пить (по такому принципу действуют некоторые медицинские препараты). Нужна ли такая трезвость? Она принесет радость, успокоение, решение проблемы?

Итак, трезвость не должна быть самоцелью. С другой стороны, это не значит, что она не является чем-то важным. Человек, стремящийся к чистоте сердца и целомудренной жизни, обязательно придет к необходимости трезвой жизни. Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят. Но мы знаем, что Господь предупреждал Моисея: «И сказал Господь Аарону, говоря: вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, чтобы не умереть. [Это] вечное постановление в роды ваши, чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого» (Лев.10:8-10). Как можно увидеть Бога, если ты не различаешь священное от несвященного, то есть когда теряется чувство присутствия Бога? Как можно достичь целомудрия, если потерялось трезвомыслие?

Можно сказать, что трезвость занимает особое место среди других ценностей: она является для них фундаментом. Фундамент не гарантирует красоты здания, которое будет на нем построено, но без фундамента даже самое прекрасное здание рухнет. Например, трезвый человек может быть негодяем, но без трезвости даже самый талантливый человек все растеряет. Таким образом, трезвость является основой каждой добродетели.

Трезвость — неотъемлемая часть правильной духовной жизни человека (Лев. 10, 8-10), основа личностного роста. «Обратите внимание на роковую связь между употреблением спиртных напитков, даже в количествах не производящих последствий, резко безобразных, — и тем расслаблением воли, тою дряблостью характера, которые составляют проклятие нашего современного духовенства» (С.А. Рачинский. Письмо 5.)

Дух расслабления противоположен духу жертвенного служения, котором должен быть в здоровой семье. Крепкое общество и крепкая семья могут строиться только на трезвом фундаменте.

НАШИ КОНТАКТЫ

Русская Православная Церковь, Уржумская епархия
Белохолуницкое благочиние